Психиатр Ванда Сивкова: «Душу лечить непросто»

В этом году Даугавпилсская психоневрологическая больница (ДПНБ), которой руководит Сармите Кикусте, отмечает 90-летний юбилей.

«Отрадно, что работа наших медиков на протяжении этих лет неоднократно оценивалась и на местном уровне, и на уровне государства, – говорит она с гордостью за своих коллег. – Вот и в ноябре 2014 года Ассоциация психиатров Латвии наградила Знаком Почета врача больницы – психиатра Ванду Сивкову.

 Такую награду никто из медперсонала ДПНБ до сего момента не получал. Доктор Сивкова удостоилась ее за персональный и долгосрочный вклад в области психиатрии. Награждение состоялось 7 ноября в Малой Гильдии (Рига). На торжестве присутствовали президент Латвийской ассоциации психиатров Элмарс Тераудс, старейший психиатр Латвии Ментауд Цауне, другие психиатры Латвии (таких специалистов в стране около 300). В числе приглашенных лиц были также врачи-психиатры из Литвы и Эстонии. Наград удостоились четыре врача, трое из которых – представители рижских клиник, что же касается регионов, то тут выбор пал на врача-психиатра из Даугавпилса В. Сивкову. Кстати, Ванда также сертифицированный врач по судебно-психиатрическим экспертизам», – поясняла С. Кикусте.


Газета «СейЧас» встретилась с Вандой Сивковой, чтобы приоткрыть факты ее биографии и задать вопросы, касающиеся профессиональной деятельности врача. 

Белый халат с 15 лет
Родители Ванды к медицине отношения не имели, разве что ее мама долгое время проработала сестрой-хозяйкой в городской поликлинике на улице Виестура, оттуда и на пенсию пошла. Зато обе дочери связали свою жизнь с психиатрией. Младшая сестра Ванды Анна работает в ДПНБ старшей медицинской сестрой – можно пошутить, что только так младшая сестра смогла стать старшей. Уточним – родные сестры в настоящем времени служат делу психиатрии в разных отделениях.

Но было и время прошлое, в котором Ванда после окончания школы-восьмилетки поступила в Даугавпилсское медицинское училище на сестринское отделение. Так что белый халат на ее плечах – с 15 лет. «Во время учебы большой упор делался на химию. Ее преподавала Отилия Павловна – талантливый педагог, она умела объяснить сложный предмет так, чтобы нам было понятно. Государственную практику я проходила в Илукстской больнице и частично в уже не существующей ныне больнице на Гриве», – говорит Ванда, окончившая медучилище (1975) с красным дипломом. В этом же году она поступила на лечебный факультет Рижского мединститута. Поступила, несмотря на конкурс – 8 человек на место. И опять «настигла» трудная химия, которая изучалась здесь с 1-го курса.

«Химия стала для нас самым сложным предметом, именно она отсеивала студентов, вполне успевающих по другим дисциплинам. Обижаться не приходилось – приходилось соглашаться, химия в медицине играет большую роль – и надо было зубрить, если не хочешь вылететь. Я заучивала формулы витаминов, опираясь на ассоциации», – делится воспоминаниями Ванда. После 3-го курса студентка вышла замуж и последовала за мужем в Архангельск, куда тот получил распределение после окончания вуза. Учебу Ванда продолжила в Архангельском государственном медицинском институте (перевелась на 4-й курс), который в 1981 г. был окончен. С учетом успехов в период учебы Сивкова получила право на специализацию в психиатрии. Специализировалась на кафедре профессора А.Ф. Степанова. 


Счастье преображения
«Профессия врача-психиатра в то время считалась престижной… Окончив интернатуру, я стала работать психиатром в отделении неврозов Архангельской областной больницы, где внедрялись новейшие по тем временам методики. Отработала 14 месяцев, но ввиду изменившихся семейных обстоятельств вернулась в Даугавпилс. Поначалу устроилась в городскую поликлинику участковым терапевтом – в Психоневрологической больнице, которой на тот момент руководила О.Ф. Соколова, мой бывший педагог по психиатрии в медучилище, не оказалось вакансий, – рассказывает Ванда. – Но уже в ноябре 1983-го я была приглашена в ДПНБ на должность заведующей 5-го гериатрического отделения. Гериатрия – область клинической медицины, изучающая болезни людей пожилого и старческого возраста.

 В числе важных проблем гериатрии – взаимосвязь заболеваний и возраста, механизм возникновения возрастных изменений, артериальной гипертензии, сахарного диабета, возрастных изменений опорно-двигательного аппарата и др. В психиатрии есть свои научные и практические проблемы, связанные с гериатрией. Помню, что когда я возглавила отделение, в нем было 119 больных, в числе которых и женщины, страдающие от алкогольных психозов. Меня тогда поразила казенность больничной обстановки – одеяла без пододеяльников, окна, лишенные штор и цветов на подоконниках. При этом пациентов стригли наголо. Картина! Безусловно, требовались перемены. К счастью, они при моем обоснованном обращении к руководству оказались возможны. Мы получили новые пододеяльники с ришелье, на окна "взлетели" льняные шторы, тюль, а к новому, 1983 году пришел грузовик с азалиями в вазонах! Почему этого нельзя было предпринять раньше – непонятно. С течением времени отделение разгрузилось – с 1990 года больных с алкогольным психозом перевели в наркологию; с хроническими заболеваниями – отправили в пансионаты. В 1989-м было создано платное 10-е гериатрическое отделение на 40 коек. За услуги по уходу следовало доплачивать из расчета 85% от любой пенсии, в этом виделась социальная справедливость. Однако к 2000 году 10-е отделение уже не функционировало, оказавшись нерентабельным.

Для современного нам общества характерна всевозрастающая потребность в увеличении объема медпомощи людям старших возрастных групп – население стареет, и доля пожилых людей в общей численности жителей Латвии растет, – продолжает Ванда. – При этом пожилые, большая часть которых имеет скромные пенсии, обращаются к врачам несвоевременно, отсюда запущенные случаи. Когда люди все-таки обращаются, уже накоплен багаж болезней. Гипертония, инсульты, инфаркты… Поэтому я как психиатр (при наличии двух специалистов-помощников) могу работать только в команде с терапевтом, неврологом, лабораторией… Мы не ограничены в консультациях специалистов – сотрудничаем с хирургами, урологами, кардиологами, офтальмологами… ДПНБ хорошо обеспечивается медикаментами. То есть пациент, находящийся под нашей опекой, получает всестороннюю помощь. Лечим сосудистые психозы, в основе которых сосудистые заболевания мозга (атеросклероз, гипертония, гипотония, тромбоз и др.). В психоневрологических стационарах действуют бесплатные государственные программы. Душу быстро не вылечишь, душу лечить тяжело.

Большую работу проводим с родственниками – люди в шоке, когда их родные вдруг заболевают психически, это принять нелегко. При поступлении в стационар такой больной рассказывает о своих симптомах с большим трудом. Информацию собираем у родственников, которые, порой износившись эмоционально, сами нуждаются в помощи. Сожалею, что многие жители Латвии по-прежнему не осведомлены в должной мере о бесплатной медицине в области психиатрии либо относятся к психоневрологической больнице настороженно, предпочитая ограничиваться визитом к семейному врачу. Бывает и так – придет старушка пожаловаться иному врачу на потерю памяти, а он вместо направления к узким специалистам спишет все на возраст, мол, что же вы хотите, в ваши-то годы…

Между тем проблемы с памятью могут обернуться трагедией – люди забывают выключить газ, утюг, выходят в окно, а не в дверь. Продолжительной депрессией и ограниченными контактами с окружающим миром обусловлены случаи суицида среди пожилых.

В Латвии шесть психоневрологических стационаров, а вот гериатрическое отделение только одно – в Даугавпилсе, – поясняет д-р Сивкова, – поэтому в ДПНБ пациенты не только из Латгалии. Психические заболевания, как правило, обостряются ранней весной или поздней осенью, в эти периоды мы стараемся относиться к пациентам как можно более внимательно. Рекомендуем профилактические курсы, например витаминотерапию, сосудистые препараты. Одно из расстройств психики – расстройства сна, когда нарушен процесс засыпания, глубина сна, человек часто просыпается в тревоге, имеет место так называемый поверхностный сон или, наоборот, чрезмерная сонливость. К таким проблемам надо относиться внимательно. И помнить: чем вызвано то или иное нарушение сна, может объяснить только психиатр. Случается, что люди не спят неделями, и лишь когда начинаются психозы, идут к нам. Кто-то вместо того, чтобы установить причину своего состояния, глотает пачками снотворное, против чего я категорически возражаю – препараты ведут к привыканию. При ДПНБ действует поликлиника, где принимают психиатры, в том числе и детский. Почему бы не обратиться к ним?» – задает вопрос специалист. 

Особый подход к больному
В том, что старость не радость, доктор Сивкова убеждается ежедневно. «Сейчас в отделении проходят практику учащиеся медколледжа. И как же приятно наблюдать, когда молоденькие девушки причесывают наших стариков и старушек, ухаживают за ними. Создается впечатление, что это внучки заботятся о своих бабушках. Мне от этого радостно, – признается врач. – А ведь при приеме в больницу нередки случаи педикулеза, когда стариков, оставшихся доживать свой век в одиночку, заедают вши – больные люди не в силах противостоять ввиду своей беспомощности. Большие проблемы с одинокими стариками, проживающими на хуторах. Тут зачастую надежда на почтальона, который сообщит о больном человеке. К нам могут привезти и прямо с городских улиц. Был случай, когда мужчина, стоя на остановке, увидел бабушку – шла зимой в халате и тапочках. Куда, зачем? Мужчина оказался человеком неравнодушным, надел на старушку свою куртку и вызвал скорую помощь. Хорошо, что есть возможность принять, отмыть, обработать, подлечить пациентов с душевными расстройствами.

Информацию о психическом здоровье таких больных получаю во время непринужденной беседы, когда человек просто рассказывает о своей жизни. Привычные вопросы врача тут, что называется, неуместны, тебя просто не поймут – в психиатрии особый подход к больному. У психически нездоровых хорошая память про детство и юность – старушка может не помнить, чем она сегодня завтракала, но прекрасно помнит, какое платье было на ней в день первого свидания, какие песни она пела в молодости. Что касается депрессий, то в большинстве своем, по моим наблюдениям, ими страдают бывшие учителя.


Душевно больному хуже всего, эти люди всегда вызывают жалость и сострадание. И какое счастье вывести человека из такого состояния, увидеть его преображение. В этом смысле психиатрия воспринимается возвращением пациента к жизни», – заключила Ванда Сивкова.


Cookies make it easier for us to provide you with our services. With the usage of our services you permit us to use cookies.
More information Ok Decline